ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
ВЫХОДЯ ИЗ ОКРУЖЕНИЯ (П.В. ГУЛЯЕВ)

Рассказывает Лидия Петровна Усачёва (Гуляева), 1937 г.р., родилась в Боровске на ул. Калужской:

«Мой отец, Гуляев Пётр Васильевич (1908 – 2004), - уроженец Боровска. Мама, Наталья Андреевна, 1910 г.р. до замужества Щербакова, родилась в д. Ключи Спас-Деменского района, её родители - крестьяне, умерли в голод. Мамин дядя посадил детей в сани и отвёз в Боровский детдом. Из детдома мама пошла в ФЗО, учиться на ткачиху.

Отец работал сначала на маслобойне Ситникова. Она находилась, через дорогу напротив нашего дома. Летом развозил по ресторанам огородные овощи, в основном огурцы. Когда Ситникова раскулачили и маслобойня закрылась, он пошёл работать на фабрику «Красный Октябрь» сменным мастером.

Поженились мои будущие родители в 1930-м году после долгого ухаживания отца. Детей у них было пятеро.

По военной специальности отец был санинструктором. В районе Боровска их часть попала в окружение. Дали команду: «Спасайся, кто как может». С несколькими бойцами он вышел на Боровск, а в нём – уже немцы. Родители его тогда же умерли с голоду, кормить и нас было нечем. Пошёл на фабрику – значит, работал на немцев.

А тут еще в наш дом попала бомба. Лётчик был наш, метился в немцев, да промахнулся, видать. Бомба угодила в заднюю часть дома. Двоих – маленьких, братца и сестрёнку, убило сразу, а мама, старшая сестра и я остались живы. Отца с моим старшим братом в это время дома не было. Где-то неподалёку побило лошадей, и они побежали туда, чтобы нарубить конины.

Вернулись в город наши, и отца арестовали, сослали на 10 лет в Коми АССР. Поначалу хотели и нас выслать как членов семьи изменника Родины. Оставили, но фактически на произвол судьбы. Говорили, вы ни на что не имеете права. Жилье не давали. Мамка ходила везде, просила дать хоть что-нибудь6 «ведь у меня же дети». Хорошо, соседи пустили, ютились до зимы в сарае.

Отец отсидел полный срок. Мы писали ему, слали посылки – чеснок от цинги, сухари. Там он работал бригадиром овощеводческой бригады.

Мамка ждала его и к этому времени собрала стены разбомблённого дома – из двух домов один. Отец потом доделывал дом. Жили отец с мамкой очень дружно, в согласии, теперь редко так живут.



























Работал отец на фабрике, но сразу после выхода на пенсию уволился и дальше занимался только нашим огородом. Он по призванию огородник, очень любил землю. Грядки у него всегда были в идеальном виде, семена и рассада самые лучшие. К нему многие шли за семенами. Огород для него был высшим проявлением культуры. До своих 92-х лет в огороде всё делал сам. Он очень хотел жить, но в 2002-м сломал шейку бедра и уже не смог встать.



У меня два сына. Игоря направили в Чечню, а через две недели его расстреляли на блокпосту. Похоронили внука «изменника Родины» со всеми воинскими почестями на Текиженском кладбище в одной ограде с дедом».

(Записал В. Овчинников, январь 2011)
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL