ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
ЭКСПРОПРИАЦИЯ
(рукопись)

После Октября переустройство жизни в Боровске началось строго по Марксу: «Коммунизм – это есть уничтожение частной собственности.».

Экспроприация экспроприаторов началась немедленно и прежде всего коснулась помещичьих владений. Об этом в 15-ю годовщину Октябрьского переворота вспоминал начальник ЧК уезда Е.К. Уточкин (см. илл. - статья «Советская власть в Боровске» в газете «За коммуну», 7 ноября 1932 г.). Он писал:


КОНТРИБУЦИЯ

В июле 1918 года на местную буржуазию была наложена денежная контрибуция. Ее взыскание проводилось уездной чрезвычайной комиссией, возглавлявшейся Е. В. Уточкиным (Шмелёв)

В июле 1918 года Уисполком наложил на местную буржуазию денежную контрибуцию (платежи побеждённых в пользу победителей) в размере 300 тысяч рублей. Получив повестки о внесении денежных сумм, братья Полежаевы, Провоторовы, Голофтеевы, Исаевы, Соколовы пытались организовать заговор, устроили в Боровске в Текстильном переулке собрание с целью сорвать взнос. Заговор был раскрыт, и около 70 человек во главе с братьями Ждановыми было арестовано. Взыскание контрибуции проводилось уездной ЧК. (В.М. Чушин. Наша Советская власть. «За коммунизм», 19 авг. 1967 г.). В тюрьму было заключено 25 человек, а штраф составлял 500 тыс. руб.

Осенью 1918 года у помещиков конфисковывали урожай. О том, как это происходило, пишет в своих воспоминаниях Г.П. Шмелёв, бывший в то время председателем Боровского уисполкома:

«…Руководствуясь директивами Советской власти, мы занялись конфискацией урожая у помещиков. Направляясь как-то из волостного центра в родную деревню (Кабицино – сост.), я заехал к крупнейшему в нашей округе помещику Обнинскому. Сообщил ему, что урожай на принадлежавших ему полях конфискуется, а ему будет оставлено по 12 пудов на едока. Помню, помещик сидел на балконе, пил чай, изредка бросал на меня косые взгляды. Молчал. Зато заведующий земельным отделом волисполкома эсер Сучков, сидевший тут же в качестве гостя, не выдержал и зло кинул мне:

— А вы пахали, сеяли, чтобы собирать урожай?

— Помещиков больше нет, — ответил я,— а все их достояние — это достояние Советской власти.

На другой день к нам приехал заведующий уездным земельным отделом В. Матвеичев. Он должен был проводить в Белкинском народном доме митинг крестьян по вопросу об уборке урожая. Народу собралось много. Вот тут-то и проявилась со всей наглядностью эсеровская «работа». В сторону докладчика полетели табуретки, раздавались злобные антисоветские выкрики. Митинг был сорван. Когда мы вышли на улицу, то увидели, что у лошади Матвеичева стоят несколько человек, держа ее под уздцы. По знаку хозяина, старого кавалериста, лошадь вырвалась, Матвеичев вскочил на нее и тем избежал грозившего ему самосуда.

На другой день из уезда прибыл отряд милиции, который арестовал зачинщиков бунта, в числе которых оказались активные эсеры из деревенских кулаков, в том числе и Сучков.

Но это было только первое открытое выступление классового врага». (Из очерка «За народное дело» в книге «Незабываемые годы». Калужское изд-во. 1959. с. 96).

В числе других была национализирована усадьба Обнинских в Белкино. Что ожидало потом её владельцев, чьим именем потом назовут город? Их ожидали РАССТРЕЛ, ИМИГРАЦИЯ, «ЛИШЕНСТВО» (подробнее см. в разделе «Вынужденная эмиграция»). Позднее были проведены конфискации с выселением из имения помещиков Меренкова и Глухарёва из Красносельской волости, Чебышевых – из Спас-Прогнаньской.

Экспроприация имущества некоторых помещиков в Боровском уезде произошла в ноябре 1918 года как следствие реакции большевиков на крестьянское восстание. Об этом свидетельствует следующая выписка из протокола:

«Дело лиц переданных Военно-Революционным Штабом в качестве заложников во время к/р движения в Боровском уезде: Розановы, Розановой, Загряжской, Соколовой, Каратаевы, Г. Каратаев, А. Каратаев – Освободить из-под стражи и выслать из пределов Боровского уезда как помещиков дав 7-ми-дневный срок, а всё их имущество как движимоё так и не движимое конфисковать, исключая белья и носильного платья, передав имущество в распоряжение Волостных Земельных Отделов». (Выписка из протокола № 33 п. 1 от 25 дек. ГАКО. Р-819 оп. 2. д. 7. л.19)

Новая волна выселений бывших землевладельцев началась в 1925 году и продолжалась до 1929 года. Эта акция осуществлялась в соответствии с инструкцией ВЦИК и СНК РСФСР от 22 июня 1925 года «О порядке выселения бывших помещиков и ликвидации их имущественных отношений». В Малоярославецком уезде, в который в те годы входила большая часть Боровскного района, подлежали выселению 19 семейств. К категории помещиков тогда относили представителей различных социальных групп. 19 семейств составили: крестьяне – 5; мещане – 3; дворяне – 5; купцы -4; почётные граждане – 2 (Н.Н. Никитин. «Региональные особенности процесса выселения бывших помещиков в 1925 – 1928 гг. в Калужской и Тульской губерниях» в кн. «Материалы научной конференции, посвященной 90-летию ГАКО. Калуга 2010. с. 215 – 241).

Всего в Боровском уезде было конфисковано 74 имения (И.Л. Ефимова. История сёл и деревень в окрестностях г. Обнинска в 1920 – 1930 –е гг. В книге Вопросы археологии, истории, культуры и природы верхнего поречья. – Материалы Х Региональной научной конференции. Гриф. Калуга 2003. с. 348 – 356)


НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ

Национализация крупной промышленности осуществлялась в соответствии с декретом Совнаркома РСФСР от 28 июня 1918 года. Одновременно закрывались мелкие предприятия, а все их запасы сырья, топлива и оборудования, а также рабочие передавались более крупным предприятиям. К 1919 г. все крупные предприятия Боровска были национализированы. 4 текстильных фабрики, 4 кожзавода, 242 мелких предприятия перешли непосредственно в ведение совнархоза (В.Благовещенский Первые годы советской власти в Боровском уезде. Газета «За коммунизм», 26 сентября,1967 г.)


МУНИЦИПАЛИЗАЦИЯ

Лучшие из купеческих домов в первые годы новой власти были муниципализированы и их заняли госучреждения, дома поскромнее превращали в коммуналки. Выселяли из домов или уплотняли хозяев. На ул. Успенской поменялись владельцы в домах:

- дом № 5, принадлежавший купцу Санину, отдали Боровскому совнархозу;

- дом № 13 купчихи Капыриной - с 1920 года под районный узел связи;

- дом № 10 купца Меренкова - под милицию;

- дом № 12 принадлежал купчихе Писаревой, до революции в нём размещались общественный клуб, библиотека, ломбард. Дом передали под текстильный трест, позднее - под РК КПСС;

- дом № 15 купца Шокина – под РВС (реввоенсовет);

- дом № 22 купцов Саниных - под райком партии;

- в доме № 30 купца Санина помещения арендовались офицерским собранием, новая власть разместила различные госучреждения;

- дом № 36 купца Глухарёва заняла комсомольская коммуна.

Отдельно о доме № 18, который принадлежал фабрикантам Полежаевым. Рассказывает их потомок, Полежаева Е.А.: «Через несколько недель после переворота Полежаевы лишились всего, что было создано трудом нескольких поколений - фабрики, домов в Боровске и Москве и пригородных усадеб».

Выше было сказано о преобразованиях на одной, Успенской, улице. А если взять другие, где жили семьи купцов, промышленных огородников, фабрикантов - Ждановых, Шутовых, Лукиных, Голофтеевых, Памухиных, Брусковых, Стрельцовых, Нагибиных, Жилиных, Слемзиных, Шокиных, Щербаковых, Ежиковых, Провоторовых, Глухарёвых, Стыровых, Девятовых, Ситниковых, Большаковых, Волокитиных, Калашниковых, Пашутиных, Помухиных, Луниных, Поздняковых, Коротковых, Нечаевых, Второвых, Шестовых, Слемзиных, Молчановых, Ирошниковых, Куркиных, Шевелёвых и других?


«СЕКРЕТНО.

В Калужское Губернское Коммунальное Хозяйство

Бывшим уполномоченным Общего Отдела Малоярославского УИКа 31 октября 24 г. за №9966а/3 был составлен список домовладений по г. Боровску для муниципализации. Список был составлен в соответствии постановления ВЦИК от 14 мая 23 г. ст. 3, 4, % и инструкции НКВД и НКЮ от 25 августа 23 г. за №269 и 5 ноября 23 г. за №380.

В этот список были включены дома:

1. Дом Поздняковых Дм. Ст. по профессии б. торговца по пл. Революции №307. Двух-этажный, каменный внизу, б. торговое помещение и постоялый двор. Строение оценено в 12143 р. Дом в 1918 г. был занят войсками ВОХР.

2. Дом Ирошниковой Евд. Фирс. торговки, по Ленина №8, двух-этажный, каменный, внизу два торговых помещения. Строение оценено в 17225 р. Дом был занят под зубоврачебный кабинет, Всеобуч и склады Продорганов.

3. Дом Голофтеевых С. и П., кожзаводчики, по Кузнецкой ул. №118, двух-этажный, каменный, во дворе кустарное производство и оценен в 49405 р.

4. Дом Голофтеевой М.П. по Кузнецкой ул. №116, двух-этажный, каменный и оценен в 7360 р.

5. Дом Голофтеевой М.Ф. и н-ков Голофтеева И.Д. по Кузнецкой ул. №114, двух-этажный, каменный, во дворе куст. кожпроизводство. Оценен в 6096 р.

6. Дом Голофтеева А.Ф. по профессии кожзаводчик, по Кузнецкой ул. №112, двух-этажный, смешанный, во дворе куст. кожпроизводство. Оценен в 6480 р.

7. Дом Ситниковых, огородники с наёмным трудом, по Калужской ул. №114, одноэтажный, каменный, со двора крупорушка и маслобойня. Оценен в 8945 р.

8. Дом бр. Ждановых, б. капиталисты, по чистяковской ул. №306, двух-этажный, смешанный. Оценен в 22921 р.

Все дома были представлены к муниципализации, но она не была утверждена и дома были возвращены обратно согласно отношению: дома, знач. По списку 1, 3, 4, 5, 6 от 4 марта 1925 г. №2457/3, под №7 от 29 апр. 1925 г. за №6942/3 и под №8 от 12 сентября 25 г. №7772.

Кроме вышеуказанных строений в г. Боровске имеются большие дома, которые не муниципализированы и находятся в управлении частных лиц (не трудового элемента) и занимающихся ныне торговлей.

1. Дом Слемзина Р.Ф. (торговец) по Молчановской ул. №113, двух-этажный, каменный. Оценен в 9680 р.

2. Дом Куркиных Е.И. с детьми по Молчановской ул. №111. двух-этажный, каменный. Оценен в 9650 р.

3. дом Проваторова Л.П. (кожзаводчик) по Коммунистической ул. № , двух-этажный, смешанный. Оценен в 9233 р.

4. Дом Луниной О.С. (торговка) по ул. Володарского 3243, двух-этажный, смешанный. Оценен в 13252 р.

5. Дом н-ков Голофтеева П.Д. (кожзаводчик) по 1-й Медынской ул. №25, двух-этажный, каменный. Оценен в 21978 р. Во дворе кож. кустарн. заведение.

Владельцы всех домов, за исключением дома «116 по Кузнецкой ул., являются нетрудовым элементом, дома больших размеров с большой жилой площадью и. принимая во внимание жилкризис в г. Боровске, муниципализация их крайне необходима для размещения семей рабочих Текстильных фабрик, что подтверждается постановлением общего собрания рабочих фабрики «Красный Октябрь» от 14/II-28 г и постановления Пленума Боровского Горсовета от 13 февраля 1928 г., а также постановления г-н на всех отчётных собраниях.

Предгорсовета (Барабанов)


Прилагается Резолюция (наказ), вынесенная г-нами на собраниях по отчёту Горсовета:

п. 11) Президиуму Горсовета проработать вопрос и добиться перед вышестоящими организациями об отобрании оставшихся не законно не муниципализированных частно-владельческие дома, принимая во внимание острый жилкризис в квартирах в данном районе» (ГАКО. Р-181. оп.4. д.26. лл. 19 - 23).


ИЗЪЯТИЕ (драгоценностей, мехов, картин, древних икон и других ценностей)

Т.Т. копия Сов. Секретно.

Завед. РФО Малоярославецким, боровским, Перемышльским и Чепетским

Препровождая при этом выписку из Инструкции о реализации конфискованного 28/ХII-28 г. у недоимщиков имущества для сведения и руководства, Окрфо предлагает все золотые и серебряные изделия, драгоценные камни, а также ценные меха, направить немедленно после их оценки в Центральный Штаб в гор. Калуге, здание Окрфо.

Прочее имущество, подлежащее продаже через кооперативные организации для рабочих по кооперативной оценке, надлежит продавать со скидкой против оценки в 10%.

Одновременно Окрфо предлагает принять меры к тому, чтобы конфискованное имущество не возвращалось недоимщикам, для чего в тех случаях. Когда имущество изъято на бОльшую сумму, чем оставались недоимки, а в отдельных случаях, когда недоимка уплачена или её не было к моменту изъятия, надлежит договориться с Инспект. пр. налогов о срочном пересмотре обложения за предшествующее время.

В отдельных случаях может потребоваться и обложение тех или иных лиц впервые для чего необходимо найти формальные основания.

Если не окажется таких оснований по налоговой линии, следует предъявить обвинение в спекуляции золотом, валютой и пр., подобрав соответствующие данные.

Возврат вещей может иметь место только в исключительных случаях, когда было описано имущество у рабочих или служащих, не имеющих отношения к недоимщикам и при наличии несомненных доказательств принадлежности имущества трудящемуся. Одновременно представьте сведения о результатах операции по конфискации имущества согласно установленных форм в самом срочном порядке, т. е. не позднее 6/I-30 г.

Сведения дайте в самом срочном порядке, во всяком случае не позднее 6 января с. г. согласно установленных норм.

П.П. Зам. Зав. Окрфо Осипов

Инспектор Секрчасти Третьяков (ГАКО. Р-1414. оп.1, д.12, л.120)


О списании нереальной и безнадёжной недоимки

Протокол №5 заседания Президиума Боровского РИКа от 28 апр. 1930 г.

Повестка дня: Рассмотрение списка сомнительной недоимки по прямым налогам

Список недоимщиков прямых налогов в к-ве 21 чел. на общую сумму недоимки 43363 р. 48 коп., подлежащую списанию вследствие отсутствия у недоимщиков имущества, могущего быть изъятым за счёт покрытия недоимки.

Ананьев Максим Петрович252 р.
Брызгачёв Фёдор Иванович202
Ирошников Яков495
Исаков Пётр Лукич387
Панкратов Михаил Васильевич1912
Панкратов Василий Иванович221
Коновалов Александр Григорьевич1364
Родимкин Прохор Григорьевич673
Федотов Никита Ефимович186
Чубревич Франц Павлович283
Шурыгин Фёдор Николаевич222
Потапов Никифор Максимович1566
Коротков Александр Петрович340
Стыров Яков Андреевич153
Изупак Исаак Лазар.346
Мазуров Иван Дмитриевич1059
Пашутин Александр Алекс.5422
Пашутина Вера Васильевна4578
Пашутина Вера Ивановна4578
Ирошников Константин4022
Симагин Василий Иванович1164
Третьяков Фёдор Дмитриевич2398
Ваврит Пётр Герасимович91

Председателю РИКа Совсекретно


Взыскание платежей, начисленных с обложенных в индивидуальном порядке хозяйств, с хозяйств торговцев, служителей культа. А иногда даже и с кустарей, не лишённых избирательных прав. проводится без соблюдения требований закона об оставлении минимальной нормы питания и предметов домашнего обихода, отсутствует необходимый такт в вопросе выселения из принадлежащих им домов. когда не даётся времени для подыскания квартиры, когда их семьи выбрасываются зимой на улицу. Занимаются нищенством и распространяют злобную агитацию против мероприятий советской власти, вербуя себе сочувствующих из наиболее тёмной части населения.

Председатель окрисполкома

Зам. Зав. Окрфо (ГАКО. Р-1414. оп.1, д.12, л. 107)


СЕКРЕТНО.

Президиуму Калужского ОКРисполкома 4/V-30 г.

Окрфо при этом направляет Вам материал по вопросу изъятия имущества у гр-на гор. Боровска Жданова Н.Н. с объяснением боровского Райфо.

Со своей стороны Окрфо предлагает имущество гр-ну Жданову не возвращать. Вследствии того, что имеются сведения о коммерческой деятельности Жданова в революционное время. Одновременно Окрфо дано распоряжение боровскому Райфо срочно представить материал, подтверждающий коммерческую деятельность гр-на Жданова. (ГАКО. Р-1414 оп.1, д.12, л.119)

Период революционного преобразования собственности из частной в государственную отмечен судебными делами, где поводом конфликта служило отношение собственности.

Николай Афанасьевич МУСАТОВ, житель деревни Отрепьево, Рощинской волости, охранял рощу, которая принадлежала до недавнего времени купцу Белякову. 23 февраля 1918 года приехали возчики из деревни Федотово за дровами, и Мусатов препятствовал вывозу дров. На дознании сторож доказывал властям, что не знал про реквизицию. Однако Боровский Военно-революционный Трибунал в заседании 18 марта 1918 года, отклонив его объяснение, признал Мусатова Н.Ф. виновным в неподчинении законам Советской власти (без квалификации) и назначил ему наказание в виде 100 рублей штрафа и 2-х недель ареста. В наше время, 3 июня 2003 года, Прокуратура Калужской области приняла решение Мусатова Н.А. реабилитировать.


РЕКВИЗИЦИЯ И РАЗГРАБЛЕНИЕ ЦЕРКОВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

По крылатому выражению Ф.М. Достоевского – «Красота спасет мир». В ХХ веке она не спасла от разграбления монастыри и храмы. Если после «смутного времени» начала ХVII века, после нашествия Наполеона в монастыре оставались древние ценности, то после большевистского погрома в нём мало что осталось. По исследованиям Тагиевой А.А., из украденных предметов до нас дошли лишь немногие, в частности древнее Евангелие – вклад святителя Макария, Митрополита Московского. Труд переписчика на Руси в 16 веке был очень дорог и скрупулезен, над чудо-книгой целая артель работала год. Получилось полное Четвероевангелие с мастерски выписанным текстом, прекрасными миниатюрами и роскошным переплетом. Какова дальнейшая судьба этой удивительной книги? Она была чудом сохранена братией монастыря и от „тушинского вора“, и от „загребущих рук французских“, но в 1925 году была изъята по указу революционных властей. Сейчас Макарьевское Евангелие – шедевр мирового значения, хранится в отделе редких книг и рукописей Государственного Исторического музея в Москве. Это одна из немногих реликвий, которые сохранились и находятся в исторических музеях, после изъятия церковных ценностей. Местонахождение остального, редких и древних книг, икон, церковной утвари, неизвестно.

Сокрушить религию одним ударом в годы гражданской войны не удалось, поэтому с 1922 года, после декрета ВЦИК об «Об изъятии церковных ценностей» и письма Ленина заработала программа уничтожения Церкви в полном объеме мероприятий. Началось все с закрытия монастырей, духовных форпостов страны.

Ранее, 18 октября 1918 г., Калужский Губисполком организовывает подотдел по отделению Церкви от государства, проводит подготовку к выселению из монастырей в двухнедельный срок. Все церковные и монастырские земли были отняты и зачислены в земельный фонд, была проведена конфискация всех церковных средств «в доход республики». Решение о ликвидации всех действующих монастырей Калужская губерния приняла первой во всей стране, таким образом, превратившись в авангард богоборчества, а известный монастырь Тихонову Пустынь преобразовали в первое советское культурное хозяйство им. Ленина.

В марте 1922 года кампания по изъятию церковных ценностей дошла до Свято-Пафнутьев Боровского монастыря. «Экспроприация» производилось насильно, под угрозой расстрела. Для устрашения насельников монастыря были привезены 2 пулемета. Когда в монастырь явились представители комиссии, ударили в набат, на колокол сбежались верующие, среди которых были женщины и даже дети, и не пропустили вооруженный отряд в монастырь. Отчеты комиссии о проделанной работе представлялись в виде госинформсправок, в справке № 19 написано: «…Отношение крестьян и духовенства к изъятию церковных ценностей в большинстве отрицательное, иногда враждебное. В Боровском уезде в следствие того, что нет епископа, верующие не дают комиссии приступить к работе. В уезд высланы ответственные работники и отряд».

Ограбить монастырь удалось со второго раза. Настоятель, епископ Алексий (Житецкий), оказал сопротивление властям, за что был арестован и в заключении расстрелян (ранние гонения почти не оставили нам письменных источников, т.к. следствие в те годы практически не велось. В отдельных случаях сохранились только ордер на арест и приговор к расстрелу, а порой нет и этого, как нет данных по епископу Алексию (3). Вина его была еще и в том, что епископ Алексий состоял членом высшего церковного совета при патриархе Тихоне (Беллавине). Монастырь закрыли, его имущество передали Главмузею, в помещениях разместили исправительную колонию. В то же время был сброшен один из древнейших в России колоколов.


В. Овчинников
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL