ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
БЕЗ ПРАВА ГОЛОСА (КАПЫРИНА-МАТВЕЕВА)

Рассказывает Наталья Николаевна Игнатова, 1945 г.р., проживающая в Боровске на ул. Ф.Энгельса.

Моя бабушка Анисья Ивановна (1893 – 1971) была первым браком за Капыриным Алексеем Михайловичем, он из известного в Боровске купеческого рода. Жили купцы до революции в доме на Молчановке. Дом был очень большой с 12 окнами по фасаду. Теперь на его месте устроен сквер и открыли памятник Гагарину. (На фото: Анисья Ивановна (сидит), рядом с ней Клавдия Меренкова, фото ок. 1916 г.).

В 1923 г. родилась моя будущая мама, её назвали Клавдией. Был и сын Анатолий, которого, точно не знаю обстоятельств, кто-то из родственников или знакомых забрал в Тюмень, там он жил и умер.

В1929 г. году Капыриных, как 13 лет назад бывших торговцами, лишили права голоса. Дедушка Алексей Михайлович умирает, и бабушка Анисья осталась с двумя детьми. А была она красивой и очень обаятельной, многие не могли устоять, сватались. Вскоре она с двумя-то детьми выходит замуж. Выходит за вдовца Семёна Григорьевича Матвеева, у которого тоже остались двое детей от первой жены Федосьи Петровны, до замужества Теняевой. Умерла она рано, и Семён Григорьевич 8 лет сам воспитывал сыновей – Пётра и Григория (оба погибли в ВОВ).

Бабушка стала жить с Семёном Григорьевичем в доме, что и теперь стоит на ул. Ф. Энгельса (по тогдашней нумерации № 106, а раньше улица называлась Кузнецко-Казацкой, дом имел номер 106/752). Нашему дому уже 140 лет. Строили его деды и прадеды Теняевы, потомственные кузнецы, имевшие кузнечное дело. Кузня располагалась недалеко от дома, на месте, где теперь Автозапчасти и Бытовая техника. Советская власть отняла кузницу и разорила её, Иван Теняев с горя запил и вскоре умер. Глава семьи – Никифор – разделил дом между сыновьями Василием и Петром, делил по жребию. У Петра была всего одна дочь – Феня (Федосья), которая и вышла за Семёна Григорьевича Матвеева.

Дедушка Семён окончил военную писарскую школу (казармы её были рядом, на Гривках), владел каллиграфическим почерком, работал в разных конторах делопроизводителем. Права голоса его не лишали, поэтому бабушка, будучи на его иждивении, стала ходатайствовать об отмене поражения в праве голоса. Она пишет в Боровский горсовет: «Заявление. Настоящим прошу восстановить меня в избирательных правах, т.к. с 3 июня с/г. я, Матвеева, бывшая Капырина, являюсь женой гр-на Матвеева Семёна Григорьевича, не лишённого избирательного права и работающего в настоящее время в Боровской авто-базе Союзтранса, и нахожусь на его иждивении. При этом сообщаю, что лишена избирательного права в 1929 г. как находящаяся якобы на иждивении мужа бывшего торговца до 1916 г. ПРИЛОЖЕНИЕ: Справка Члена Боровского Горсовета. 4VII – 1931. Подпись». Семён Григорьевич получил справку: «Выдана Делопроизводителю Боровской авто-базы Союзтранса Матвееву Семёну Григорьевичу, проживающему по ул. Фр. Энгельса, дом 106 в том, что семья его состоит с 3 июня 1931 г. из 5 человек, его самого, жены Анисьи Ивановны Матвеевой, дочери Клавдии Капыриной, находящейся на его иждивении, и двух его детей Петра и Григория Матвеевых, что удостоверяется. 1931 года июня 11 дня №121 Член Боровского Горсовета. Подпись». В правах бабушку восстановили.

Дедушка Семён, каким я его хорошо помню, прикладывал палец к губам и говорил нам, детям: «Тише, тише! – говорю вам, - Разговаривайте в полголоса! Вас могут услышать».

Записал В. Овчинников, июнь 2012 г.
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL