ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
ПОМНИТЬ О ТРАГЕДИИ НАРОДА

В Культурном центре (Жукова) в г. Боровске 2 июня состоялось общественное обсуждение вопроса об установке в Боровске памятника жертвам репрессий. В 1991-м году в нашей стране был учреждён День памяти жертв политического террора (другое название День узника совести). Знания граждан о величайшей трагедии в истории СССР малы, отсюда понимание её причин и следствий противоречиво.





Скольких репрессировали



С установлением советской власти к зажиточным горожанам применили такой вид репрессии, как лишение гражданских прав с одновременной конфискацией (реквизицией) имущества. Их выселяли из домов, отбирали скот, средства производства, национализировали землю. Кроме драгоценностей, подлежали конфискации запасы из сундуков, меха, бельё, картины. Лучшие из купеческих домов занимали мгновенно расплодившиеся госучреждения, а те, дома, что поскромнее - превращали в коммуналки. На ул. Успенской (ныне Ленина) в результате раскупечивания поменялись владельцы в домах:



- дом № 5, принадлежавший купцу Санину, отдали под Боровский совнархоз.



- дом № 13 купчихи Капыриной с 1920 года - под районный узел связи.



- дом № 10 купца Меренкова - под милицию.



- дом № 12 принадлежал купчихе Писаревой (до революции в нём размещались общественный клуб, библиотека, ломбард) - под текстильный трест, позднее - под РК КПСС.



- дом № 18 фабрикантов Полежаевых – под жильё ответственным работникам.



- дом № 15 купца Шохина – под РВС (реввоенсовет).



- дом № 22 купцов Саниных - под райком партии.



- в доме № 30 купца Санина (помещения арендовались офицерским собранием) - различные госучреждения.



- дом № 36 купца Глухарёва - под комсомольскую коммуну.



Это на одной улице Боровска. А если взять другие, где жили семьи купцов Ждановых, Шутовых, Голофтеевых, Слемзиных, Шокиных, Провоторовых, Глухарёвых, Стыровых и других?



Дом №7 на Староконной (теперь Советская), по рассказам, заняла ЧК. В двух этажах были оборудованы следственные кабинеты, подследственных держали в подвале глубиной 5 метров. На допросы привозили из Тюремного замка, что на ул. Медынской, ныне Берникова, 66). Многие боровские купцы прошли через эту тюрьму. Сюда был помещён и последний игумен Пафнутьего монастыря Алексей Житецкий.



Поражённых в правах в армии направляли в специальную часть, где не выдавалось оружие, детей лишенцев не принимали в комсомол, в высшие учебные заведения и т.д. Самым существенным было - проблема с трудоустройством. Во избежание неприятностей их не брали на работу. Лишенцы покидали свои места проживания в надежде скрыть статус лишенца, чтобы где-то устроиться. ОГПУ их отлавливало. Вот почему сегодня практически не встретишь в городе потомков тех купцов, которые возводили храмы и добротные дома, ещё и сегодня определяющие облик города. Кто бывал на старообрядческом Записном кладбище, видел какое там запустение, заросли бурьяна и кустарника скрывают могилы с массивными дореволюционными надгробиями. Пробраться сквозь них не так просто. Потомки купцов-старообрядцев разъехались, некого хоронить и некому ухаживать за могилами. Современные малочисленные прихожане старообрядческой церкви не в силах поддерживать порядок.





Кого репрессировали



Арестовывали тех, кто мог самостоятельно видеть многозначность явлений и анализировать ситуацию в стране. Предосудительным было думать иначе, чем думали вожди. Одна из первых, теперь хорошо известная, акция советского государства - депортация из страны 200 видных философов, писателей… цвет нации. Это было превентивное устранение потенциальных оппонентов советской власти. Брали людей хоть чем-то выделявшихся из общей массы: оригинальным мышлением, повышенной интеллектуальностью, жизненной энергией и т.д. Уничтожали лучших, наиболее талантливых, независимо мыслящих, открытых и честных. Брали последнего в роде, раскалывали семьи, умножали число детей, не имеющих отцов.



После смерти «отца народов» массовые репрессии прекращаются, но, как и прежде, критика «единственно верного учения потому, что оно правильно», как и отстаивание прав человека, считаются криминалом. Вся документация, связанная с репрессиями, до 1991 г. хранилось в закрытых архивах, дабы, не вносить смуту и раскол в общество. За раскрытие тайны, за «Архипелаг ГУЛАГ» А.Солженицыну навешивают клеймо клеветника на советский строй и выдворяют из страны. Единодушно, точно как в 37-м, трудящиеся и писатели, сбившись в стаю, хором клеймили Солженицына – «не читал, но осуждаю». К слову сказать, потом, летом 1998 г, Солженицына с почётом встречали в Боровске. А правозащитник академик А. Сахаров. Его клеймит негодующая общественность, которая о его деятельности ничего конкретно не знает, но возмущена и требует самого сурового наказания. Называю только имена, которые на слуху. С менее известными гражданами, выражающими недовольство режимом, церемонились меньше - изолировали в лагерях, с диагнозом умалишённых лечили в психушках.



При тоталитарном режиме попираются права человека. Колхозники не имели права передвижения за пределами своих деревень. В городах действовал институт прописки, который ограничивал свободу передвижения: городские жители могли переселяться в другие города лишь в случае получения там прописки, в то же время для большинства предприятий прописка в городе, где находилось такое предприятие, была абсолютным предварительным условием для найма работника, таким образом - круг замыкался. Отсутствовала свобода слова, «глушилками» отсекали информацию из внешнего мира и правду о процессах внутри страны, за рубеж нельзя было поехать без характеристики морально-политической устойчивости (благонадёжности), которая выдавалась по месту официальной работы и т.д. и т.п. Страна за железным занавесом была местом лишения свободы. Не репрессированных в расширенном смысле не было, был Большой ГУЛАГ.





Следствия



Аналитики строят гипотезы, зачем потребовались репрессии. Главная из них та, что «враги народа» необходимы были для устрашения собственного народа. Проводилась селекция новой исторической общности - советского народа. Терпеливый, раболепный, подозрительный, интеллектуально трусливый, склонный сбиваться в стаи – этот тип народа требовался для построения коммунистического счастья. Но при этом внушали, что ты не инфантил и что живёшь в самой свободной державе. Селекционной делянкой, ясно, были лагеря, раскулачивание, коллективизация, как приём для запугивания, использовали депортации целых народов. Чистки, проработки, верноподданные митинги и демонстрации, гражданский долг доносительства, уроки ненависти на политучебе, просто учеба с ее промывкой мозгов и проч. Социальный мичурин вел свой отбор на страх, раболепие, подлость вполне сознательно. «Нас вырастил Сталин» - слова старого гимна.



Синдром страха за долгие десятилетия тоталитарной власти нанёс непоправимый ущерб. Страх, словно обруч, сковывал разум, будто кляп, замыкал уста, стягивал судорогой руки, пеленал волю, лишая людей права на человеческое общение. Люди лишены были не только радости бытия, но и радости самой жизни. Эпидемия страха поразила весь народ. Он жил как бы в лихорадочном бреду, думая одно, говорил другое, повторял заведомую заученную ложь. Производные страха – ложь, угодничество, чинопочитание, унижение и раболепие – были возведены в степень порядочности и благонадёжности. Когда это теперь выродится? И сейчас ещё живём по лжи, по двойным стандартам: думаем одно, говорим другое, делаем третье.



«Единственно верное учение» о построении счастья не выдержало проверку практикой. Эксперимент закончился экономическим коллапсом и морально-нравственным кризисом общества. Тот режим, что называли развитым социализмом, бескровно ушел в историю. Но до этого в жерновах переустройства погибли миллионы, потеряно знание истории, утрачены добрые традиции и обычаи, пострадал генофонд нации. Писатель В.А.Солоухин писал: «Никто и никогда не вернет народу его уничтоженного генетического фонда <…> Чем больше будет проходить времени, тем больше будет сказываться на отечественной культуре зияющая брешь, эти перерубленные национальные корни, тем сильнее будет зарастать и захламляться отечественная нива чуждыми растениями, мелкотравчатой шушерой вместо поднебесных гигантов, о возможном росте и характере которых мы теперь не можем и гадать… » (В.А.Солоухин. Последняя ступень - «Деловой центр», 1995).





Зачем нужен памятник?



Памятники ставятся не только для того, чтобы они украшали площади городов. Они - эмоциональное напоминание о людях и судьбоносных событиях. Они - хранители истории. Пробуждают интерес к ней. Хорошее знание и понимание истории – гарантия от ошибок прошлого. Сейчас у многих боровчан, в том числе, и у тех, у кого пострадали родственники, знания о величайшей трагедии практически на нуле, а потому актуальность памятника особая. Памятник имеет воспитательную функцию. В сию минуту, допустим, он нужен не всем, но он нужен будущим поколениям, так как будет менять менталитет людей, пробуждать желание избавиться от тяжелого прошлого. Если памятник внесет смуту в сегодняшнее безразличие, то это будет как раз хорошо. Патриотом можно считать только того, кто знает не только героическое, но и трагическое прошлое своей страны.



Из 34 участников собрания, а они представляли все слои населения, против памятника высказался лишь один. Приняли решение провести конкурс проектов. Образовали оргкомитет, который, в частности, должен будет информировать жителей о мероприятиях. От Оргкомитета обращаюсь к жителям района в срок до 1 сентября подавать предложения по концепции, эскиз-идее и месту установки памятника (справки по тел. 4-41-84).

В.Овчинников
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL