ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
ПРАВДА ЖИЗНИ ТРАГИЧНЫХ ЛЕТ

Георгий (Грачёв)

послушник Пафнутьев-Боровского монастыря


Опубликовано: газета «Балабаново», 17 ноября 2011


30 октября в Боровске состоялась презентация книги «Расстрелянное будущее». Составитель и автор этого сборника Владимир Овчинников провел огромную работу, собрав материалы о политических репрессиях в Боровском районе в советский период. Послушник Свято-Пафнутьева Боровского монастыря Георгий (Ю.Л.Грачев) - автор одной из глав этого сборника («Расправа с духовенством»).

Создание книги «Расстрелянное будущее» ставило целью восстановление исторической памяти Боровского района. Составители представили материалы политических репрессий 20 века. Трагизм тех лет передается большим количеством документов и живых воспоминаний. Сами боровчане свидетельствуют о своей жизни и судьбе близких родственников, попавших в горнило испытаний. Из их воспоминаний складывается энциклопедия жизни простых людей: мы узнаем, как они жили, какие идеалы исповедовали.

Сегодня прошлое открывается нам без налета лжи и идеологических подмен, выдаваемых за правду. Распад и разделение российского общества в 1917 году и утвердившийся после этого тоталитарный режим отразились на судьбе нашего края и оставили свой отпечаток до нашего времени.

Коммунистическая идея в 20 веке претендовала на осуществление «мировой революции», установление «нового мирового порядка» и создание «человека нового типа». Опробование этой программы переустройства мира произошло в России. С первых дней существования нового государства в повседневную жизнь миллионов людей вошло слово «террор», жертвой которого мог стать любой человек и который породил всеобщий страх. Политически мотивированное насилие стало основным средством реализации коммунистической утопии.

Очень многие свято поверили в новую «религию» и пошли путём самоотречения и самопожертвования во имя «светлых» идеалов. Настоящее самопожертвование, конечно, может служить образцом величия человеческого духа, если оно осуществляется во имя конкретных и чётко понимаемых целей, а не во имя иллюзорных «светлых идеалов» и грёз, которые на самом деле представляют собой лукавство, скрывающее истинный умысел тех, кто борется за захват и удержание власти.

Большевики уже с первых месяцев своего пребывания у власти приняли декреты против Русской Православной Церкви. С 1917-го начинают убивать священников, расстреливать крестные ходы, закрывать монастыри и храмы. Для перестройки общества большевизм создавал новую религию и должен был выдвинуть вопрос о замещении в сознании «масс» образа Христа на поклонение личности вождя.

Священников в Боровске арестовывали либо по доносам, за срыв мероприятий соввласти по коллективизации, либо по подозрению в антисоветской деятельности, которой могла быть, например, проповедь, либо просто как представителей враждебного класса. Их обвиняли в развале колхозов, в подрыве диктатуры пролетариата и т.д. Показания «свидетелей» были тенденциозны и перетолковывались в нужную для следствия сторону. Почти все священники высказывались, в разной форме жесткости, о гонениях на веру, закрытии храмов, против колхозов и их актива.

В крестьянской стране, в аграрном Боровском крае, религиозные вопросы неминуемо становились вопросами политическими, и перестройка сознания в условиях коллективизации была делом первостепенной государственной важности. По следственным делам видно, что власть активно ломала старый уклад деревенской жизни. Священники в Боровске жили таким же крестьянским трудом и через коллективизацию и другие насильственные мероприятия, на себе, поняли духовную сущность власти. Духовенство понимало, что колхозы – продукт коммунистической утопии и антирелигиозной кампании на селе и происходит уничтожение личностей самостоятельных, способных на духовное усилие, а остальных нужно было поставить в полную зависимость от власти, объединяя в «массы», по «коллективам».

Пастыри видели, как в души крестьян входит ложь, сомнение, тревога, страх, вседозволенность. Село на практике испытало, что представляет из себя социальная справедливость и равенство и что будет, если «отобрать» и «распределить», и как через классовую борьбу можно поменять веру.

В таких условиях выживания каждый священник принимал решения, сообразуясь с жизненным опытом, в меру своих духовных сил, но и бывший миссионер в Японии священник Кузьмин Н.Я., и выпускник академии, убежденный «тихоновец» священник Казанский А.И., и выпускник академии крепкий хозяйственник священник Дёшин И.П., и священник Ватолин Н.С. с большой семьей, и участник крестьянского восстания священник Маккавейский С.А., призывавший к открытому выступлению против власти, и другие, каждый пастырь, по-своему, но прежде всего отстаивал православие в своем селе, показывая несовместимость христианского и коммунистического мировоззрений. Особая биография у старца Амвросия (Иванова), который прошел через горнило испытаний и создал тайный монастырь.

Духовенство продолжало свою проповедь до момента ареста или ссылки. Священники на селе пользовались авторитетом, в ряде случаев достаточно было одной проповеди чтобы «сорвать» колхозные мероприятия (налоги, займы, хлебозаготовки и т.д.). Это «оружие» – проповедь Евангелия и ставилось в вину, как антисоветская деятельность. В своем служении священство было обречено, как «враждебный класс». Священникам не предлагали за отречение от веры сохранить положение, прекратить гонения, а в случае с о. Иоасафом сохранить жизнь. Обречен был даже снявший с себя сан Соколов П.Н.. Духовенство различало, что власть большевиков «не от Бога» и свидетельствовало об этом своей пастве (пример священников Жукова И.В., Марченко И.Л., Маккавейского С.А. и др.). Поэтому духовенство было приговорено к закланию, оно стало жертвой, потому что само существование религии в советском обществе опровергало учение марксизма. Священники Дёшин И.П., Жуков И.В., Марченко И.Л. были расстреляны; Ватолин Н.С., Кузьмин Н.Я., Казанский А.И., Маккавейский С.А. – получили сроки заключения от 3 до 5 лет, дальнейшая судьба неизвестна.

Практическая реализация идеи (написание книги) показала, насколько в наше «смутное время» расколото общество, как трудно объединить наши малые силы и поменять наше до сих пор еще репрессированное сознание. Говорят: «Это не должно повториться». Но если причины не осознаны и не устранены, явление обречено на повторение, причём в новых формах. Прошло активное атеистическое советское время в России. И память о советской действительности и даже самых ужасных страницах советской истории, связанных с расстрелами, лагерями, высылками, уходит. Тем, кого репрессии не коснулись лично, кажется, что эта тема устарела. Нельзя не видеть, что в жизни общества существуют ценности, установки, модели поведения и пр., которые остались со времен советской власти. Они живут, процветают и не думают уступать место другому духу жизни. Начались в 1917 г. и до сих пор не закончились — просто в наше время на поверхность выплеснулось то, что копилось за советские годы. В наше время, когда понятия добра и зла окончательно размылись, чувство духовного усилия в человеке стремительно исчезает, если не исчезло. И в этом смысле — страна движется в пустоту. Пустота – отдаленное последствие реализации большевистской утопии. Высокая духовная идея православной монархии – напряженной духовной жизни, была заменена большевиками утопией построения коммунистического общества, а последствием утопии уже в наше время стала идейная пустота.

Для сегодняшнего человека сама тема большевистских репрессий оказалась труднопонимаемой и отталкивающей (проще пребывать в забвении), поскольку она открывает глубокие раны в душе каждого, и правда о том времени оказывается горькой и пугающей, и одновременно призывающей к покаянию и ответственности, чтобы это не повторилось. Для многих проще всего следовать позиции - "уйти в нишу".

Обращаясь к судьбам боровчан, мы пытаемся осознать нашу собственную ситуацию. «Советская власть послана нам за наши грехи», – говорят они, за богоотступничество, братоубийство, воровство. Но разве у нас нет этого? Мы склоняемся к мысли, что социальные эксперименты сейчас и в прошлом ХХ веке показывают, что Бог как будто оставил мир. И будущее представляется либо расстрелянным, либо в былой, но недостижимой славе. Но не такой ответ мы находим в судьбах этих людей. Чему они нас учат – стоять за свои убеждения, идеалы до конца, прежде всего иметь свои идеалы и убеждения, не меняя их на «чечевичную похлебку».

Видение будущего отражается в нашем времени настолько, насколько ответственно мы управляем своей жизнью, как отвечаем на вызовы изменчивого мира, или же мы пассивно и безучастно созерцаем эти перемены, покинув корабль истории. Нам, здесь живущим, в настоящем, не приходится удивляться, что может прийти царство антихриста, так как до сих пор у нас нет желания знать свое прошлое и исправлять последствия темных дел.

Для составителей книги важно отметить мужество, заинтересованность и желание рассказать о своей жизни очевидцев тех страшных событий (из главы «Сломанные судьбы»), свидетелями которых они были, и поделившихся своими воспоминаниями о пережитом.

Мы надеемся, что смогли, по мере наших сил, отразить правду жизни трагичных лет через судьбы людей, и что эта правда не стала только правдой погружения во тьму, но даст всем нам силы преодолеть духовную пустоту и подавленность общества, вернуться к ценностям веры, единства, порядочности, ответственности и открыть живое, нерастрелянное будущее. Именно память о новомучениках и следование их мужественному примеру будут исправлением последствий репрессий и способны сообщить нам мудрость в ответе на вызовы нашего времени.

Важно, что книга воссоздает историческую память нашего края и получилась открытой для каждого жителя.

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL