ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
НОВИКОВЫ – ЧАСТИЦА ИСТОРИИ

История нашей семьи для меня начинается с воспоминаний моего отца, Новикова Виктора Дмитриевича ( 1929 г.р.) С его слов, впервые род Новиковых появился в Боровском районе после того, как моих дальних предков переселила к себе в усадьбу барыня Загряжская. выиграв в карты семь семей, которых привезли то ли из Литвы, то ли из Псковской области, и поселила на новом месте возле деревни Сатино, по количеству переселенных семей это место стало называться Cемеркой. Мой прадед, Новиков Сергей Семенович ( 1860-1944 ), 40 лет проработал приказчиком на кожевенной фабрике Голофтеевых в Боровске, был надежным ,трудолюбивым и исполнительным работником, хозяин легко доверял ему ключи от всех хозяйственных построек, складов и амбаров, жил Сергей Семенович в домике при фабрике, а в выходные ходил пешком в Сатино, домой. Семья в Сатино занималась сельским трудом, хозяйство было крепким: два двухэтажных дома, избушка, большой сад с 30-ю яблонями, огород, пчелы, корова, лошадь, овцы, поросенок, куры. В деревне считались середняками, обеспечивали себя всем необходимым сами, даже мебель прапрадед Семен Андреевич делал своими руками, до сих пор живы буфет, стол, кровать, вешалка. У Сергея Семеновича было трое детей: Иван, Евдокия и Дмитрий. Евдокия вышла замуж через речку от Сатино, в деревню Дедюевка. В 1928-1929 гг. началось раскулачивание крестьян. Новиковы оказались под прицелом пролетарской власти, им грозила конфискация и выселение, спасло только то, что при вопросе, использовали ли Новиковы наемный труд, соседи ответили отрицательно. Пришлось семье покидать обустроенное хозяйство, родные привычные места и приблизительно в 1930г. глава семьи, Сергей Семенович, принимает решение продать один дом и уехать в город. (Другой дом остался сыну Ивану и его семье). Условно выгодно дом покупает сельсовет для деревенской начальной школы, которая просуществовала там почти до конца 70-х годов 20 в. В 1933 г. Сергей Семенович покупает дом в Боровске по улице Ленина, 54, до этого прожив с семьей приблизительно 3 года на съемной квартире в несохранившемся доме возле нынешнего военкомата. Дом по улице Ленина принадлежал Арине Николаевне Венедиктовой, одинокой женщине под 80 лет, она рассказала, что когда ей было 5 лет, ее отец строил этот дом, значит дом существует приблизительно с 1858-60 гг. Помогал ей искать покупателей бондарь Мартынов Иван Васильевич. Арина Николаевна выбирала покупателей с условием, что они возьмут ее на доживание, но главным условием было то, чтобы семья была не пьющая, не сквернословила, не богохульствовала. Да, в семье Новиковых действительно, не пили, не курили и почитали Бога. Когда однажды Арина Николаевна по нужде хотела продать старинный иконостас, Сергей Семенович спросил, сколько ты хочешь денег, не продавай, и отдал ей необходимую сумму. После Голофтеевых Сергей Семенович работал шорником в артели « Красный кустарь» на пл. Ленина. Жена Сергея Семеновича, Екатерина Петровна, была тихим и очень скромным человеком, вся работа по дому и огороду была на ней.



Когда в Боровск пришли немцы, в нашем доме разместили 14 солдат предположительно саперной части, мой отец, Виктор Дмитриевич, ему тогда было 12 лет, помнит некоторых солдат по именам: Карл, Фриц, Иоанн, последний –итальянец, был в миру священником, на католическое Рождество провел службу среди своих солдат, нарядили елку (нашли у нас новогодние игрушки), пили шнапс…Кстати, бандероли немецкие солдаты получали регулярно, приблизительно раз в неделю: конфеты, галеты, сигареты. Одеты были легко, все время замерзали, приказывали сильно топить печь, кипятили свою одежду на кострах в огороде, чтобы избавиться от клопов, папу заставляли мыть их котелки, однажды плохо вымыл - получил сильный подзатыльник от Карла, но, в целом, немецкие солдаты не были агрессивными. Посмотрев на быт и нравы немцев, прадед многозначительно произнес: О, нет! Эти войну проиграют!



Моего деда, Дмитрия Сергеевича, (1901-1969 гг.) призвали на войну сразу в 1941 г. Служил сначала ездовым, однажды, в Калужской обл. ночевали на земле, простудился, парализовало ногу, полгода пробыл в госпитале в Барнауле, потом опять на фронт, служил в дорожных войсках, был как бы адъютант у командира, дошел до Берлина, имеет награды. По окончании войны их эшелоном отправили на Дальневосточный фронт, но успели доехать только до Байкала



По материнской линии моего отца известно следующее: прапрадед, Федор Михайлович Кирпичников (пр. 1873-1947), проживал в деревне Подосинки Боровского района, жена Мария Григорьевна, дочери Аграфена (1898-1982) и Евдокия (1908-1996). Федор Михайлович работал плотником, строил дома по заказам жителей разных деревень, был трудолюбивым и работящим человеком, а еще и кирпичную кладку мог делать, сами кирпич изготавливали, формовали и обжигали. Не знаю как, но ему и фамилию дали Кирпичников, так и писали в документах. Раньше семья носила фамилию Травкины. Новый дом для себя Федор Михайлович заложил еще до войны, в Боровске, на 1-й кооперативной улице, но дом сгорел, когда немцы отступали, они подожгли в той стороне всю округу. Однажды, в 1936 году, председатель Борисовского сельсовета Никифоров говорит Фёдору Михайловичу: «Вот тебе пакет с письмом, отвези в Боровск, отдай в милицию». Он повёз, начальник милиции распечатал конверт и спрашивает: «Вы Кирпичников? Вы арестованы». Оказывается, в письме говорилось, что Фёдор Михайлович, якобы, дал кому-то взятку и мой прадед попал в тюрьму на 3 года. Государству нужны были бесплатные работники. Сидел Фёдор Михайлович в тюрьме Калужской области, изготавливал курительные трубки – для Сталина, так говорили. Председателя сельсовета Никифорова в оккупацию немцы расстреляли как коммуниста.



Один наш родственник, Новиков Иван Иванович, внук Сергея Семёновича, он в оккупацию служил старостой в Сатино. Ему удалось подобрать нашего летчика со сбитого самолёта. Прятал и выхаживал его, а немцам говорил, что это его брат. Поправившись, лётчик ушёл в свою часть. Когда вернулись наши, Ивана Ивановича сначала хотели расстрелять, но из-за летчика (был документ) ограничились наказанием в 5 лет. Отбыв срок в Якутии, вернулся домой.



Мама моя, урожденная Исайкова Мария Афанасьевна (1933-2007) родилась в Орловской (ныне Калужской обл) в деревне Мушкань Ульяновского района. Ее родители-Афанасий Ермолаевич (1909-1993) и Екатерина Даниловна (1907-1987), в семье было четверо детей, все девочки. Прабабушка, Пелагея Ивановна, когда пришли ее сватать, видела жениха только в щелку двери, вот такие строгие нравы были в ту пору. Прадед - Данила Иванович Колесников. О своем детстве мама вспоминала, как летом деревенские девушки водили хороводы, у них они назывались карагоды, народу в кругу было много, на праздники нарядно одевались, пение было слышно издалека. На юге Калужской области летний период был засушливым, урожаи плохие, дров не хватало, известно, что там преимущественно лесополосы вместо привычного нам леса и в 1938 г., в поисках лучшей жизни, семья переезжает в деревню Куприно Боровского р-на. Взрослые работают в колхозе. Прадед Данила Иванович был в колхозе незаменимым работником, большой умелец по части ремонта колхозного инвентаря, все умел починить, от косы до телеги, если что ломалось, говорили: «это к Даниле Ивановичу идите» и всегда уважительно только по имени отчеству звали-величали. Мама рассказывала такой эпизод: Данила Иванович ремонтировал дома деревянные грабли, в комнате висела черная тарелка радио и что-то долго вещала про успехи советской власти в области чего-то там, Данила Иванович в какой то момент зло замахнулся граблями на радио, таким образом гневно выразив свое отношение к той « правде», которая, очевидно, расходилась с колхозными реалиями.



Дедушку, Афанасия Ермолаевича, призвали на фронт в 1943г., отсрочка была из-за болезни глаз, дедушка воевал в саперной части, дошел до Будапешта, вернулся живым, имеет награды. Два двоюродных дедушки, дети Данилы Ивановича, погибли на войне. Андрей в 1939г. ушел на финскую и пропал без вести. Герасим вернулся в 1945г. с осколком в легком, вскорости умер от ранения. Вот такая незамысловатая, казалось бы, история моей семьи, где, на первый взгляд, нет ничего особенного, но люди и события в ней так крепко переплетены, как и в любой другой семье России. Думается, что это и есть малая частичка истории земли русской.

Зоя Бределева (Новикова), май 2012 г.
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL