ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
СОКОВА: Я - ЧЕЛОВЕК БЕЗ ПРОШЛОГО

Антонина Ивановна Сокова – коренная боровчанка, 1921 года рождения. Предки до революции занимались торговлей. С 29 декабря 2011 года Антонина Ивановна живёт в Ермолинском доме-интернате для одиноких людей. Антонина Ивановна говорит:

«Сразу скажу, что нам никто ничего не говорил о том, что было в прошлом - о том, кто мои прародители, какое у них было дело, какие семьи, как жили, какие превратности судьбы им пришлось пережить. Ничего не говорилось, что было, а только то, что есть сейчас. Взрослые не говорили о прошлом между собой и тем более в присутствии детей. В те времена знать было опасно, могли донести. Поэтому я мало знаю о Соковых, да и по линии мамы – о Гуляевых – тоже мало. Их никого уже не осталось. Документов и фотографий никаких нет. В этом смысле, можно сказать, что я - человек без прошлого.

Родовой дом Соковых - большой, двухэтажный, семь окон по фасаду – стоит и сейчас на Красноармейской (фото в тексте). Начальную историю дома не знаю, в революцию его муниципализировали. Бывшим хозяевам оставили одну комнату с большой русской печью на первом этаже, на второй этаж они уже никогда не поднимались. Отец мой Иван Степанович (1880 г.р.) и его родственники были лишены избирательного права как бывшие торговцы. Отец смог устроиться бухгалтером у кожзаводчиков Голофтеевых, был сильным бухгалтером. Контора Голофтеевых находилась на Урицкого, 6. Я помню детские игры с Катей и Пафнутом Голофтеевыми. В 1929 году у Голофтеевых производство отобрали, семью выгнали на улицу. Отец мой от раскулачивания, лишенства и утраты работы потерял самообладание - начал сильно пить и, не дожив до 50, погиб от инфаркта.

У отца были племянники: Дмитрий, Пётр и Николай - мои двоюродные братья. Дмитрий, как и мой отец, от свалившихся невзгод нашёл утешение в водке, пропил самого себя, в 38-м его арестовали и сослан на 5 лет в Казахстан. Второй брат, Пётр, имел свой дом (или усадьбу) в Москве, в Филях. Чем он занимался, не знаю. Однажды от него получили письмо, он писал: «живу в Архангельске». Был сослан туда, погиб или умер. Про третьего брата ничего не знаю.

В 1929 году меня восьмилетнюю с мамой выгнали из дома на улицу. Отца уже не было. Руку помощи тогда протянул нам мамин брат Илларион Дмитриевич Гуляев. Он взял нас в свой дом на Московской, 7 (потом Коммунистическая, 35). Это родовой дом Гуляевых, мама жила в нём до замужества. На улице все жили дружно, обо всех всё знали. Мама моя Пелагея Дмитриевна всегда была домохозяйкой, но иногда прирабатывала для поддержания семейного бюджета. В частности, работала на только что построенной трикотажной фабрике.

Училась я в 1-ой школе. В 1939-м окончила её с золотой медалью, приняли в Московский медицинский институт. Проучилась всего один год, началась финская компания, отменили стипендии, жить стало не на что, пришлось вернуться в Боровск. Взяли меня в больницу в глазной кабинет медсестрой. Работала с Дорой Офсеевной Копельман, выписывала рецепты пациентам. В то время шла подготовка к войне, и меня послали в школу медсестёр при Ермолинской фабрике, аттестат которой давал право работать медсестрой.

В войну направили в госпиталь, который был размещён в балабановском Доме отдыха. Проработала в нём 1,5 месяца. Последний эшелон с нашими ранеными разбомбили под Наро-Фоминском. Потом на запросы о работе в госпитале мы получали ответ, что такого госпиталя вообще не существовало.

Замуж не выходила. На мне были мама, тётка, дядя – надо было им помогать. О себе некогда было думать. Влюблялась ли я в мужчин? Ещё как влюблялась! У меня жених был. Он не боровчанин, приезжал ко мне с Гришановым, после войны послан был строить Байконур. Переписываться нельзя было – закрытая зона, но изредка всё-таки переписка была. Он приезжал в Боровск. Потом женился… жена, два сына.

Конечно, остаться одной на старости лет без близких родственников очень грустно. Когда не к кому голову приклонить, и жить-то не хочется.

Соков Дмитрий Николаевич, 1878 года рождения, уроженец и житель г. Боровска Московской (ныне Калужской) области, без определенных занятий.

Арестован 15 марта 1938 года Боровским РОМ по обвинению в проведении контрреволюционной антисоветской деятельности.

По постановлению особого совещания при НКВД СССР от 14 октября 1938 года, на основании ст. 58 п. 10 УК РСФСР, Соков Д.Н. осужден на 5 лет ссылки в Казахстан.

По заключению прокуратуры Калужской области от 24 августа 1989 года, на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов», Соков Дмитрий Николаевич реабилитирован.

Записал В. Овчинников, май 2012 г.
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL