ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
РАСКУЛАЧИЛИ И - НА ЛЕСОПОВАЛ (М.И. ПОМИНОВ)

Надежда ЗосимовнаРассказывает Надежда Зосимовна Поминова-Быць 1941 г.р., ур. в Боровске, проживает на ул. Мира, работает свыше 20 лет в районной больнице дезинфектором:

«Мой дед, Поминов Маркел Иванович, родился в 1876 году в Рязанской области, Зарайском районе, с. Астрашьево. Бабушка – боровчанка Александра Ивановна урождённая Брицина ( ? – 1949). Имели они в селе Высоком свой дом и хозяйство: лошадь, одну или две коровы, поросенка и другую живность. Шили сапоги, занимались огородом. Возили овощи, в основном огурцы, в Рязань торговать. Семья была большая – 11 человек, кормить надо было всех.

В 31-м деда раскулачили, а в 33-м сослали в Коми АССР. Хотели и жену с четырьмя детьми тоже выслать. Посадили детей - Петю, Катю, Марию и Аню - в сани. Отъехали сколько-то, а люди кричат: «Что вы делаете? Ребенка-инвалида разве можно?» (Аня инвалид детства, ножка в протезе). Из-за Ани их и оставили. Вернулись в дом, его ещё никто не успел занять.

Дед был очень добрым, ласковым, но в то же время и строгим. Все здоровье оставил на лесоповале, вернулся, поболел и вскоре умер. Сыновья его – Александр, Петя, Дмитрий, Матвей и Иван – были работящие, отец научил их сапожничать. Всё своим трудом создавали. Все они лежат теперь на кладбище в Высоком.

Мария, моя мама, вышла замуж в д. Добрино за Бычкова Зосима Николаевича. Работали в колхозе. Мама окончила пищевое училище и была лаборанткой на молочной ферме, отец – продавцом. В сентябре 41-го года родилась я, Надежда. Жили в двухэтажном доме, стоявшем в конце деревни. В нём же жили ещё две семьи братьев отца. В декабре пришли немцы и заняли верхний этаж под штаб, хозяев согнали вниз. Когда немцы уже отступили, была бомбёжка, и в нашу часть дома попала бомба. Мама осталась без крыши над головой с тремя детьми. Тогда мы и перебрались в Высокое к родственникам.

Отца взяли на фронт. Долго не было писем, думали, что пропал без вести, но потом получили извещение: погиб от разрыва снаряда 11 марта 1944 года. Бомба попала в кухню, а отец воевал поваром. Со своим будущим мужем, Дмитрием Быць, я познакомилась в 69-м. Он с Украины, Хмельницкой области, приехал в Боровск на заработки. Ездили с ним к нему на родину, там и нашли могилу моего отца. К 60-летию победы в с. Давыдковцы состоялось открытие Парка победы. На 12 больших плитах высечены фамилии тех, кого находили, и тех, кто не вернулся. Фамилия отца - среди них».

Приводим фрагмент анкеты Маркела Ивановича из уголовного дела. Марии (матери Надежды Зосимовны) 17 лет.

Показания Маркела Ивановича, записанные следователем на допросе 10 февраля 1933 года.

«Я, Поминов Маркел Иванович, действительно являюсь бывшим крупным огородником с наёмной силой и, имея в прошлом кулацкое хозяйство до 1929 года проживал в с. Высокое, занимался с/х-вом и, кроме этого, занимался спекуляцией яблоками и др. с/х продуктами. В 1930 году, когда у нас в деревне организовался колхоз, я смотрел на эту организацию, как чуждую мне, и, действительно, всячески старался и сам не идти в колхоз и внушал односельчанам отказаться от вступления, т. к. я считал, что условия в колхозе для крестьян будут гибельные для индивидуальных хозяйств. Поэтому я рассуждал так: «я сам в колхоз не пойду и никому не советую». Когда же в 1931 году на меня, как на кулака, наложили твёрдое задание, как и на других, Ёжикова, Буданова и др., здесь я ещё больше озлобился на политику партии и Соввласти и заявлял: «Соввласть гробит крестьян, насильно их заставляет идти в колхоз, раньше этого не было, лично я жил хорошо, а теперь жмут со всех сторон», но также вместе с другими твёрдозаданцами решил вступить в колхоз с целью укрыться от твёрдых заданий и прикрыться ярлыком колхозника. Но злобные взгляды на колхоз у меня остались прежние. В семье приходилось вести разговор на тему о насильственном загоне в колхоз, и, как результат таких взглядов, мой сын, Дмитрий, также открыто выступил против коллективизации, за что его, как за срыв, осудили на 1,5 года. Политику партии и Соввласти я рассматриваю как направленную на зажим кулака. В предъявленном мне обвинении виновным себя признаю, т. к. мои действия и а/с агитация влияли и были направлены против ненавистной мне организации колхоза».

(Записал В. Овчинников, январь, 2011)
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL