ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
В ГОДЫ МОЕГО ДЕТСТВА (П.М. НАЗАРОВ)

Пётр Михайлович Назаров Я родился в 1928 году 11 июля в деревне Митяево Боровского района. Мой отец, Пётр Михайлович, и моя мама, Мария Николаевна, сколько я помню, жили в деревне до 1932 года. Семья у нас была большая – пять человек. Жили впроголодь. Я помню, как отец из Митяево возил сено в Москву на продажу. У нас был участок земли под деревней Порядино, где выращивали рожь, ей мы и питались. После обмолота, рожь возили на Рощинскую мельницу к Савину. А часть картофеля, который мы выращивали на огороде, нас заставляли сдавать в Рощинский монастырь, в то время там была тюрьма.

Василий Петрович Была у нас своя лошадь, держали десяток овец. Отец работал в 1932 – 33 годах в Боровском лесхозе кузнецом. Всё население загоняли в колхоз, отбирали инвентарь, лошадей, коров. Я был свидетель, как у нашего соседа отбирали лошадь. Отбирал председатель колхоза Майоров. Наш сосед так закрылся, что никто не мог войти во двор. Председатель был вооружён наганом, которым он грозил старику. Но сосед на угрозы не реагировал. Тогда председатель приказал одному пацану, чтобы тот проник во двор через подкоп под ворота. Минут за 15 пацан проделал лаз и открыл ворота, через них вывели белую лошадь. У нас лошадь не отобрали, потому что мой отец работал в городе кузнецом.

Примерно в 1933 году мы переехали в Боровск. Отцу дали комнату 5 Х 5 метров, где мы жили нашей большой семьей. Жили плохо, плохо одеты, не говоря о питании. Видя наше положение, нам посоветовали написать Надежде Константиновне Крупской и попросить, чтобы нам оказали помощь. И примерно через месяц ответ пришёл на Боровский лесхоз, который обязали нас одеть. После нам дали небольшую квартиру на улице Ленина, дом 32 на втором этаже вместе с семьёй Мишиных, а на нижнем этаже был маленький пивзавод. Жили очень тесно, и отец перевёз дом своего отца из Митяево в Боровск. Ему выделили участок под дом по улице Красной, 13 (ныне Коммунистическая), это метров 200 – 250 от автоколонны. Тогда в автоколонне были автобусы, штук 6, и грузовые пятитонки, и мы, пацаны, бегали туда и помогали колоть чурки для газогенераторных автобусов.

Я помню Дронкина, Орлова, зав. гаражом Денишкина. Запомнилась история: по наговору Орлова на шофёра Милюкина, его арестовали и посадили, и он умер в тюрьме. После этого случая на Орлова смотрели как на предателя и разговаривали почти шёпотом. Напряжение было большое, и все чего-то боялись, не стоит ли кто-то рядом.

Василий Назаров
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL