ПО КОМ ЗВОНЯТ БОРОВСКИЕ КОЛОКОЛА
Сайт Владимира Овчинникова
ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕРРОРА
НЕ ХОЧЕШЬ В КОЛХОЗ, ПОЕДЕШЬ В СИБИРЬ (КОРОТКОВЫ)

О судьбе семьи КОРОТКОВЫХ рассказывает Наталья Егоровна Белякова (Короткова), проживающая в деревне Ищеино:

На фото: Мама Натальи Егоровны (стоит слева), её дедушка, бабушка и сестра. В ссылке, 1939г.«Из рассказов своих родителей помню, что жили они большой семьёй, в Московской области, село Коньково. Бабушка с дедом, отец с матерью, сестра, братья отца с семьями – всего 25 человек. Дом у них был крепкий, двухэтажный. На тот момент у моих родителей было уже трое детей, мать носила под сердцем четвёртого. Хозяйство у всех сородичей было общее, большое. Держали коров, были свои лошади, птица. Пахали, сажали, сеяли, убирали урожай. Жили зажиточно по тогдашним меркам. На такое хозяйство они гнули спины от зари до зари, но работали на себя, других доходов не было.

Как раз в то время (1931-й или 1932-ой год) организовывали колхозы, а родители, Егор Алексеевич и Мария Ивановна, отказались вступать в колхоз. Тогда им сказали: поедите в Сибирь. И нас выслали в Сибирь, а деда с бабушкой - в Казахстан.

Мама рассказала, как их везли в товарных вагонах 8 – 9 суток. Дети маленькие плачут, гул стоит по всему эшелону. Мужчин везли отдельно, женщин с детьми в других вагонах. Воды не было - ни помыть, ни умыться. Питания горячего тоже не было, всё, что с собой успели взять, тем и кормились.

Наконец приехали в Сибирь на берег реки Томи. Естественно, никакого жилья не было. Стали копать землянки. Жить где-то надо, да и время уже было холодное. Мама рассказывала, что на следующий же день после приезда их послали работать на строительство металлургического завода КМК, который находился на другом берегу реки. Рыли котлованы все: женщины, мужчины и даже дети. Копали вручную, таскали доски. Мать моя была беременная, такая тяжёлая работа была ей не под силу. Ей по мере возможности помогал старший брат.

Работали под строгим надзором солдат, которые считали этих несчастных людей врагами народа. Болеть нельзя было. Медицинской помощи не было, и, конечно же, в таких условиях начали распространяться болезни, от которых многие умирали. В результате таких нечеловеческих условий и мои родители похоронили всех детей, остался один старший брат.

Я родилась уже в 1944 году там же, в Сталинске (ныне Новокузнецк). К этому времени родители сами построили дом барачного типа на три семьи, в нём и жили до конца своих дней. Семь лет, каждый месяц они ходили отмечаться в комендатуру. Им предлагали вернуться в родные места, но они отказались. Кто их там ждёт, а здесь вроде привыкли. Корову купили, поросят стали держать - своё хозяйство. Там же родители и умерли. Того дня, когда их реабилитировали, не дождались.

Сама я в 1965 г. вышла замуж, родила девочку. Муж заболел и умер. В 1986 г. познакомилась с Беляковым Николаем Алексеевичем и переехала к нему в Боровский район, д. Ищеино».

(Записала библиотекарь деревни Ищеино Н. Шапошникова, октябрь 2010)
ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ДОСТУПНЫ ПО ЛИЦЕНЗИИ: CREATIVE COMMONS ATTRIBUTION 4.0 INTERNATIONAL